Бизнес Журнал:

«Спецгеологоразведка»: 30 лет смотрим глубже

«Спецгеологоразведка»: 30 лет смотрим глубже
icon
09:40; 23 апреля 2024 года

Автор: ООО "Региональные новости", источник фото.

ООО "Региональные новости"

«Спецгеологоразведка» образовалась тогда, когда отрасль в России переживала не самые лучшие свои годы. В 1991 году упразднено Министерство геологии СССР, предприятия из сферы геологической разведки были отпущены на «вольные хлеба». Спустя три года в Туле появляется небольшая компания, вооруженная единственной буровой. Сегодня за плечами «Спецгеологоразведки» 30 лет работы, компания тесно сотрудничает с отечественными промышленными флагманами и готовится к цифровой трансформации. Как предприятие вставало на рыночный путь и в каком направлении движется в настоящее время, в интервью «Бизнес-журналу. Центр» рассказал генеральный директор Алексей Зубченко.
 
— «Спецгеологоразведке» — 30 лет. Углубимся в солидную историю компании, годы становления которой пришлись на сложные 90-е. С чего все началось?

— Для меня этот год знаменателен датами: компании – 30 лет, я работаю в ней 25 лет и 10 лет являюсь генеральным директором. Компанию основал мой отец Владимир Зубченко с группой единомышленников в 1994 году. Три года, как перестал существовать Советский Союз, Министерства геологии СССР больше нет. Но, как известно, Российская Империя прирастала территориями, в республиках Средней Азии работало много геологов, соответственно, эти специалисты начали возвращаться в РФ. Несколькими годами ранее, в рамках перемещения по Союзу, в Россию вернулась и моя семья. В определенном смысле предметом для гордости является то, что предприятие образовалось с нуля, никаких активов, полученных в результате приватизации, мы не имели. Приобрели старенькую буровую, и с этого началась «Спецгеологоразведка» – компания с нетипичным для города оружейников и химиков названием.


 
10 июля 2023 года указом президента РФ Владимира Путина основатель и председатель Совета директоров ООО «Спецгеологоразведка» Владимир Зубченко был удостоен звания «Заслуженный геолог Российской Федерации». Церемония вручения государственной награды из рук губернатора Тульской области Алексея Дюмина состоялась в торжественной обстановке в колонном зале Дома Дворянского собрания Тулы.
 
 - Проекты, которые открыли и расширили горизонты для компании, вероятно, были начаты в те годы?

 — Первые клиенты для «Спецгеологоразведки» на тот момент — частники, которым бурили скважины на воду. Дальше росли, прирастали компетенциями и законтрактовались в Краснодарском крае по инженерно-геологическим изысканиям для прокладки магистрального газопровода. А это уже не бурение скважин на воду. Затем работали на объекте на юге страны. Очередная знаковая веха – начало 2000-х и интересный проект по реконструкции систем волоконно-оптической линии связи «Баштранcгаза». Объект протяженностью 400 км с востока на запад начинался за Уралом и заканчивался на границе с Татарстаном. Очень красиво, масштабно и интересно, для нас это был первый опыт работы в горных условиях на таком протяжённом объекте. В конце нулевых мне, тогда еще геологу, удалось поработать в красивейших местах в районе Адлера и Красной Поляны — с берега моря мы уходили в горы. Новая важная веха — Дальний Восток в рамках изысканий Сахалин-Хабаровск-Владивосток. Мы получили на севере Хабаровского края участок работ в 200 км от пролива Невельского в сторону Хабаровска. Это был первый опыт работ в условиях крайнего севера. Еще из знаковых проектов — газоснабжение Камчатского края, Амурской и Иркутской областей. Из последнего — два года работы в республике Монголия, а сейчас работаем в Заполярном крае в Мурманской области, заказчик «НОВАТЭК».

Выполнение геотехнического мониторинга на территории Амурского газоперерабатывающего завода, г.Свободный, Амурская область, 2022 г.

— Получается, довольно быстро компания вышла за рамки тульского региона? 

— В рамках Тульской области у нас портфель заказов — 5-10% от общего объема. Причем нужно отметить, за последние годы ускорилось развитие региона, это повлияло на то, что мы обрастаем заказами. Раньше их доля составляла 1-2%. Конечно, эти портфели выглядят по-разному: то, что мы транслируем по всей территории Российской Федерации, это одно, в основном, это комплексные инженерные изыскания, гидрогеология, отчасти проектирование. В Тульской области мы делаем практически все инженерные изыскания на объектах особо опасных производств, имеем здесь достаточно большие наработки и проектный отдел с полным комплексом проектно-изыскательских работ. Мы — единственная компания в Туле, кто может это делать.

У нас есть большой пакет заказов в рамках проекта «Чистая вода» по реконструкции объектов водоснабжения населенных пунктов, очистных сооружений. Здесь мы проектируем работы с проведением экспертизы, проводим изыскания и даем заказчику конкретный результат. За последние 5 лет сдали порядка 25 проектов, из них около 12-13 объектов уже построены, из них 2 нашим молодым, но перспективным строительным подразделением. В этом году рассчитываем завершить и сдать два объекта по программе «Чистая вода» в Донском и Новомосковске. По факту, в тульском регионе у нас выстроен сквозной формат — от проектно-изыскательных работ до строительства.

Инженерно-геологические изыскания (буровые работы) под строительство автодорожного мостового перехода через реку Упу, г.Тула, 2022-2023 г.

Что касается изысканий, есть Постановление Правительства № 87, которое регламентирует виды в том числе инженерных изысканий. Мы закрываем все позиции собственными силами. Плюс у нас есть аккредитованная грунтово-экологическая, а также мобильная мерзлотная лаборатория для работы в местностях, где распространены многолетние мерзлые породы. В части изысканий незакрытых регионов у нас практически не осталось.

– Это вся Россия и не только?

 – Совершенно верно, мы работали в Киргизии, Монголии, Сербии.
 
— Широкую географию обеспечил опыт реализации множества самых разных проектов? Что с конкуренцией в отрасли?

— Конечно, мы движемся вперед, имея солидное портфолио. Наши заказчики – флагманы нефтегазового сектора, нефтехимии, нефтепереработки: «Газпром», «Роснефть», «СИБУР», «НОВАТЭК». Со старыми заказчиками тоже постоянно поддерживаем связь, заходим в новые проекты. В прошлом году такой проект начали с компанией «НОВАТЭК».
Но и конкурировать приходится постоянно. Конкуренция есть, она никуда не делась. Это заставляет двигаться вперед.

– В вашем портфолио несколько лет назад значились 2,5 тысячи проектов. Сейчас, очевидно, ощутимо больше?

— Больше, но здесь динамика количественного наращивания проектов уменьшилась, увеличившись в масштабах. У нас существенно выросли сроки договоров — от месяца до одного-трех лет. Мы сегодня прирастаем не количеством, а объемом. Мы недавно считали, какие направления закрываем, как самостоятельно, так и в рамках наших совместных проектов в общем комплексе инженерных изысканий: инженерно-геологические, инженерно-геодезические, инженерно-гидрометеорологические, инженерно-геофизические, инженерно-экологические, землеустроительные работы, лабораторные исследования, буровые, проектные, строительные работы, гидрогеологические исследования — минимум 11 направлений, а так же проводим геолого-разведочные работы на нерудные полезные ископаемые.

— Какими силами реализуете эти направления? В России сегодня не осталось отрасли, которую бы не коснулся дефицит кадров.

– Вот это наше слабое место. Начнём с того, кто пойдёт в профессию? Кто пойдет с нами в туристические походы смотреть в Тундре северное сияние? Таковых 5-10%. По факту, с рынка труда мы сразу отметаем 90%. Отрицательная для меня сторона в том, что рынок труда «сухой», приходится конкурировать с оборонкой, с флагманами химической промышленности. Чтобы привлечь оставшиеся 10%, мы должны удовлетворить зарплатные ожидания — средние по рынку и даже выше. Плюс Министерство образования РФ признало ряд наших специальностей неперспективными. Тульский коммунально-строительный техникум, с моей точки зрения, довольно успешно готовил специалистов среднего профиля по специальности гидрогеология и инженерная геология. В год двух-трех выпускников мы забирали. Сейчас те ребята выросли до начальников отделов. Три года назад специальность была закрыта. Я так понимаю, это общая тенденция: до этого работали с университетом в Новочеркасске, где нужную нам специальность тоже закрыли. Поэтому теперь мы вынуждены крутиться как можем, а можем только одно — привлекать людей из других, не таких экономически успешных, регионов. Сейчас в компанию привлекаются такие специалисты. Много вахтовиков из Краснодарского края, тем, кто переезжает, стараемся помогать с компенсацией платы за аренду жилья.

Проблематика с кадрами есть. В некоторых компаниях работают еще геологи Советского Союза, которым сейчас по 60-70 лет. Мы помним, какой разрыв образовался в 90-е годы, когда геология оказалась никому не нужна. Преломить ситуацию, сократить этот разрыв нам удалось в нулевых, молодежь начала заходить в профессию. Кадры сдерживают рост и развитие, но спасибо министерству образования Тульской области за проведение геологических олимпиад среди школьников, спонсорами которых мы являемся. Мы активно поддерживаем туристические слеты, где могут находиться столь нужные нам 10% потенциальных сотрудников.

ООО «Спецгеологоразведка» не первый год поддерживает развитие юношеского геологического движения тульского региона. Геология очень наукоемкая отрасль — это школьники узнают на олимпиадах, которые проходят при поддержке компании. Интерес к профессии поддерживают экскурсии, в том числе в музеи минералогии города Москвы. Основное в работе со школьниками — популяризация профессии геолога, наглядная демонстрация ее привлекательности, отмечает Алексей Зубченко.
 
– В ЦФО идут большие стройки, отдельные регионы создали и создают крупные промышленные узлы. Проблемы в этих регионах, очевидно, тоже большие. Какие-то из них с вашей помощью получилось решить?

– ЦФО для нас, по сути, домашний регион, расстояние в 300-500 км – не расстояние. У нас здесь довольно много заказчиков, в том числе и по геологоразведке. В Калужской области работаем с известными производителями цемента Holcim и Heidelberg. С Корпорацией развития Калужской области работаем по направлению водоснабжения.
В основном работаем с большими объектами под строительство водозаборных сооружений, от бурения скважин на воду, построения геолого-технических разрезов до проектирования и их обустройства.
А имеющиеся водозаборы в населенных пунктах, на действующих предприятиях, были сооружены еще при советской власти, они подлежат обновлению. Соответственно, сегодня рынок огромных возможностей и мы стараемся принимать в нем участие.
В части поиска полезных ископаемых на территории ЦФО, у нас замечательные отношения с Центрнедра, подразделением Роснедр по Центральному федеральному округу, который лицензирует и контролирует добычу полезных ископаемых.

– Вы в свое время строили большой водозабор в Новомосковске. Хватает ли его мощности в связи с расширением узловско-новомосковского узла?

– Наши территории опережающего развития действительно растут, мы там много работаем в части изысканий и проблем с водоснабжением на сегодняшний день нет. В городе Новомосковске есть Бельцевское месторождение подземных вод, которое мы разведывали, проектировали и строили. Это первый наш такой крупный проект с объемом добычи 32 тысячи кубометров воды в сутки. Сейчас там необходимо проинвестировать обустройство северного фланга для того, чтобы месторождение можно было эксплуатировать после 2027 года. Если наше участие в этом вопросе будет востребовано, мы готовы оказать все консультации. У Новомосковска избыток воды очень хорошего качества и фактически никакой подготовки не требуется. Для региона в целом химический состав воды – непростая история, практически везде вода с превышением показателей по жесткости.

– За последнее время страна увеличилась за счет Крыма и новых субъектов. Есть ли планы подключиться к работам там?

– Такие планы есть и уже реализуются: с 2016 года работаем на территории республики Крым. Именно в рамках проектно-изыскательских работ у нас очень большой пакет заказов. Сейчас в процессе строительства интересный проект – Газопровод - переход через Севастопольскую бухту. До конца года, думаю, он будет запущен.
Что касается новых территорий, то в прошлом году Тульская область взяла шефство над районом города Мариуполя, в рамках этих работ было запланировано строительство школ, котельных, различных зданий.
Мы проводили инженерно-геологические изыскания под строительство котельной и в том числе производили глубокое бурение гидрогеологических скважин для водоснабжения котельной, которая уже подстроена.
 
– Что ограничивает ваше вхождение в проекты? Только ли кадры? 

- Экономические показатели и масштаб.

– Работы по комплексным инженерным изысканиям и гидрогеологии сегодня принципиально изменились по сравнению, скажем, с советским периодом и 90-ми годами. Какие современные технологии в геологоразведке вы используете?

- Знаете, к сожалению, на мой взгляд, отдельные технологии не подвержены прогрессу. Например, бурение – оно как было, так и осталось. Появились современные буровые установки, но сам принцип вращения, передачи нагрузки на грунт, чтобы его не нарушить, извлечь и произвести отбор образцов проб, остался. То же самое – описание пород. Хотя уже проникает в отрасль цифровое зрение, мы присматриваемся к этой тематике и, возможно, это позволит описывать то, что сейчас делает геолог. Лабораторные испытания грунтов раньше выполнялись механическими приборами, сейчас производятся современными автоматизированными испытательными приборами. Искусственный интеллект доберется и до геологии.
Закончится спецоперация и дроны будут использоваться в мирных целях, в принципе для чего, они и создавались, будут с воздуха снимать там, где не может пройти человек.

Лаборант Елизавета Грекова в процессе проведения испытаний грунтов методом одноплоскостного среза, г.Тула, 2023 г.

– Словом, развиваться отрасли и расти вашей компании есть куда?

–  Однозначно. Регулярно мы собираемся с коллективом, обозначаем наши направления для роста. Три года назад мы запустили воздушное лазерное сканирование. Полтора последних года, правда, в европейской части России мы не используем летательные аппараты. С прошлого года мы запустили наземное лазерное сканирование, позволяющее делать трёхмерные цифровые модели зданий и сооружений. Плюс наши проектировщики разработали и приступили к трехмерному проектированию, которое позволяет, имея трехмерную модель помещения, размещать внутри оборудование. Соответственно, подходим к 3D моделированию. Это касается зон наших компетенций, есть рынки, на которых мы не присутствуем, но они нам близки и к ним тоже постепенно приближаемся. Расти есть куда.

 

Хуснуллин заявил о поиске Россией альтернативы Суэцкому каналу

Вице-премьер Марат Хуснуллин сообщил, что Россия ведет большую работу над развитием международных транспортных коридоров как по направлению Север-Юг, так и Юг-Север. В Казани в эти дни проходит экономический форум с обширной деловой и культурной программами. «Бизнес-журнал» выступил информационным партнером площадки.

17 мая 20:01

Китай и Россия сделали совместное заявление по конфискации активов

Китай и России по итогам двухсторонних переговоров между президентом Владимиром Путиным и китайским лидером Си Цзиньпином сделали совместное заявление. Одна его часть посвящена западным инициативам по конфискации активов РФ за рубежом.

16 мая 16:31

Самая уязвимая: куда промышленность завело правило «работает — не трогай»

IT и промышленные системы издавна развивались достаточно изолированно. Никому не нужны были системы управления, связанные с интернетом. Более того, в промавтоматике присутствует «золотое правило» —работает — не трогай.

16 мая 13:54