«Золотой миллиард»: почему инвесторы так активно развивают игорную зону в Приморье?



«Золотой миллиард»: почему инвесторы так активно развивают игорную зону в Приморье?

 

В первый же рабочий день Восточного экономического форума Дальний Восток получил солидный инвестиционный контракт, нацеленный на развитие развлекательной инфраструктуры региона. Соглашение о строительстве сразу трех объектов на общую сумму порядка 38 млрд рублей подписали Корпорация развития Дальнего Востока и Арктики, Корпорация развития Приморского края, Инвестиционное агентство Приморского края и ООО «Восток Резортс», дочерняя компания MANTERA, которая является оператором казино, парка развлечений и курорта «Красная Поляна» в Сочи.

В Приморье расположена одна из четырех игорных зон в РФ. Стартом ее работы считается 2015 год, когда открылся гостинично-развлекательный комплекс Tigre de Cristal Cristal площадью 36 тыс. кв. м. На первоначальном этапе инвестиции составили $220 млн. Сейчас речь идет о том, что First Steamship, которому принадлежит объект, построит вторую очередь комплекса с казино и торговый центр с магазинами tax free. Заявленные инвестиции составят еще $500 млн.

В октябре 2020 года в игорной зоне состоялось торжественное открытие казино «Шамбала», сегодня ее инвесторы анонсировали строительство новых объектов — гостиниц и казино за 7 млрд руб.  Игорная зона «Приморье» входит в состав туристического кластера в бухте Муравьиная. Под ее развитие отведено 620 гектаров земли в курортной зоне Уссурийского залива, что в 50 км от Владивостока. В совокупности заведения зоны приносят в государственный бюджет почти полмиллиарда рублей, больше половины от этой суммы — в бюджет Приморья, это 9% от всей суммы налогов краевого бюджета. Для сравнения игорная зона «Красная Поляна» в 2019 году перечислила в бюджет Кубани 462,7 млн рублей. Финансовые показатели сопоставимые, но у Приморья —
 огромный потенциал, уверен Дмитрий Анфиногенов, директор по развитию игорной зоны «Красная Поляна».  До пандемии доля иностранных туристов в игорной зоне «Приморье» составляла не менее 20% от всего потока, из них 11% — игроки из КНР.

Очевидно, что десятки иностранных инвесторов верят в потенциал Приморья не меньше российских. По данным Правительства Приморского края, на данный момент в игорной зоне ведут работы по строительству новых объектов гонконгская компания Summit Ascent Holdings Ltd., компания из Королевства Камбоджа Naga Corporation Ltd., которая строит здесь гостинично-развлекательный комплекс с казино, инвестиции в проект составят более 11 млрд руб., а также российские компании ООО «Даймонд Форчун» и ООО «Гейминг Групп Приморье». Еще четыре участка общей площадью 57 гектаров ждут новых инвесторов. Стоит заметить, что даже пандемический кризис, парализация воздушного сообщения не охладили пыл инвесторов к реализации приморских игорных проектов. Еще бы, ведь рядом — макрорегион с миллиардным населением, Приморье ждет всех их в гости. Правда, пока туристическая инфраструктура региона к этому совершенно не готова. Мы спросили у Дмитрия Анфиногенова, способны ли российские операторы игорного бизнеса конкурировать с иностранными с учетом постоянно меняющихся правил игры и волотильного налогового законодательства. 

  — Конкуренция в игорном секторе Приморья растет. По некоторым данным, всего в ближайшие годы в Приморье планируется ввести в строй 12 казино-отелей. Как вы планируете развиваться в этой игорной зоне и, самое главное, как конкурировать?

— Мы не боимся конкуренции. Тот опыт, который мы получили, управляя объектами в Красной поляне, станет для нас ключевым. Мы понимаем, как развиваться, мы видим потенциал дальневосточного рынка, а это миллиард человек, которые живут в радиусе 300–400 км от Владивостока. Все это — наша целевая аудитория. Мы знаем, чем привлечь иностранцев, как с ними работать. Конечно, основной ориентир для нас и для всей игорной зоны «Приморье» — зарубежье: Китай, Южная Корея, Япония. Понятно, что за такой большой рынок конкуренция будет довольно острая, в итоге каждый получит своего гостя.

То, что иностранные инвесторы идут в Приморье, — это хорошо как для этой конкретной территории, так и для России в целом. Для всех инвесторов региона ключевая задача — развить туристический потенциал, и неважно, из какой страны пришли инвестиции. Чтобы они оправдали себя, мы все должны работать на единую задачу. Сегодня в Приморье приезжает в среднем 1 млн туристов в год, в том же Сочи турпоток составляет около 7 млн человек, еще 3 млн приезжают в Абхазию. Если мы сможем создать на Дальнем Востоке привлекательную туристическую инфраструктуру, люди поедут, и каждый сможет заработать — Сочи тому пример.

— Дальний Восток явно отстает от многих регионов РФ по уровню развития инфраструктуры. Вас это не смущает как инвестора?

— Здесь уместно говорить о коллаборации власти и бизнеса. В ближайшей перспективе Приморье, поверьте мне, не будет обделено вниманием властей, это «восточные ворота» страны. Это огромная территория, которая мало заселена, в России есть эта диспропорция, власти действительно настроены решить эту проблему.

— Каковы основные параметры вашего инвестиционного проекта?

— Мы инвестируем порядка 38 млрд рублей в ближайшие пять лет в постройку трех основных объектов: на острове Русский, по соседству с ДФУ, мы возведем парк развлечений «Русский» площадью чуть более 50 га, участок расположен неподалеку от океанариума. Государство много инвестирует в развитие о. Русский, наш проект станет еще одной якорной точкой, важной для жителей Приморья. 8,5 млрд рублей мы инвестируем в строительство гольф-клуба неподалеку от г. Артем. Под него уйдет порядка 170 га земли, так как только одно гольф-поле не живет, нам необходимо создать инфраструктуру. Скорее всего, мы построим тематический отель рядом с полями. Все проекты, которые мы планируем реализовывать в Приморье, — уровня 4–5*, совершенно точно это не будет буднично и заурядно. Сроки реализации инвестиционного соглашения — 2022–2030 гг. Первый этап — сдача игорной зоны, мы хотим запустить ее в 2022 году. В Сочи мы реализовали проект всего за 11 месяцев, думаю, и здесь получится выдержать короткие сроки. Конечно, наша цель — всех поразить и сделать самый крутой проект. Если мы говорим про игорную зону, то сегодня общепризнано, что самый крутой проект на континенте реализован именно нами, и это «Красная Поляна» (не берем в расчет Макао, но это островное государство). Так что мы гордимся статусом лучших в Евразии и ставим перед собой амбициозную задачу — сделать в Приморье еще более впечатляющий проект. Я уже сейчас могу сказать, что в ближайшие несколько лет именно игорная зона «Приморье» будет лидером в стране и во всей Евразии (не берем в расчет Макао) по потоку туристов и финансовым показателям.

— На какие цифры хотите выйти вы?

— Мы хотим трехкратно увеличить поток гостей в Приморье. За пять лет мы должны выйти на цифру 3 млн гостей в год, что позволит развиваться транспортным хабам региона, дорожной инфраструктуре, туристическим объектам Дальнего Востока.

— Как вы оцениваете состояние инфраструктуры Владивостока и прилегающих территорий?

— Я приятно удивлен состоянием дорожного покрытия: возможно, в самом городе по-другому, но я увидел хорошие дороги вокруг. Замечу, что здесь действительно рады инвесторам. Мы долго предварительно общались с Юрием Трутневым, полномочным представителем Президента в ДФО. Он буквально заразил нас своим оптимизмом, энергией, любовью к Приморью. Мы ему поверили, приехали, посмотрели место и вот на Восточном экономическом форуме подписали инвестиционный контракт. Я думаю, в течение пяти ближайших лет Владивосток станет городом-миллионником.

— Вам кажется, что может стать успешным проект экспансии и искусственного переселения людей на новые территории? Как инвестор вы в это верите?

— Агломерация будет расти — это неизбежно, мы видим это на примере Сочи. Конечно, есть разница в климате. Приморье менее комфортно с этой точки зрения, особенно в осенне-зимний период. Но я уверен, что сюда люди поедут — за деньгам, ради интереса. В том же Сочи численность населения выросла в два раза с момента проведения Олимпиады. Да, государство пока не вложило в Приморье столько же денег, сколько инвестировало в Сочи, какое-то время социалка будет отставать от общих темпов развития, но я уверен, что все эти задачи решаемы в краткосрочной перспективе.

— Все игроки приморской игорной зоны рассчитывают на китайцев, но в Китае есть своя мегаигорная зона — Макао. Все, кто хочет поиграть, едут туда. Чем будет брать гостей Приморье?

— Во-первых, не забывайте про ограничения, которые действуют в Китае: китайцы не могут посещать Макао каждые выходные, а китайцы довольно азартные люди. Потом, человек так устроен, что ему скучно, неинтересно все время ездить в одно и то же место, нужны свежие впечатления, хочется чего-то новенького. В Приморье есть не только возможность поиграть, здесь удивительная природа. Гости едут, как правило, с целью посмотреть что-то необычное, красивое, и открытие новых игорных заведений — стимул для развития всей туристической инфраструктуры региона. Общая задача инвесторов игорной зоны — создать туристический кластер, который позволял бы интересно проводить в Приморье неделю, а не пару дней на выходных. Вместе с мужчинами средних лет, которые являются основной целевой аудитории игорных заведений, приедут их семьи, им нужен досуг.

— Еще немного о конкуренции: Крымская игорная зона «Золотой берег» должна открыться в 2024 году. Что думаете о реализации этого проекта?

— Сделать игорную зону в Крыму — хорошая идея, но реализовать ее будет сложнее из-за политического фактора. Санкции не позволяют международным воздушным судам летать в Крым. За исключением этого обстоятельства, я думаю, это будет отличное место, куда с удовольствием поедут люди, и мы, возможно, поучаствуем в этом проекте. Мы понимаем объем этого рынка, инвесторов, которые заинтересованы в развитии своих проектов в крымской игорной зоне. Сегодня именно у нас сосредоточена лучшая экспертиза игорного бизнеса в России, мы обозначаем свои интересы к «западным» и «восточным» воротам России: Калининград и Владивосток — точки приложения наших усилий, за Крымом пока будем наблюдать.

— Ряд экспертов утверждают, что основной российский игорный бизнес переместился в Беларусь. Москвичи туда ездят играть чаще, чем в Красную Поляну. Нет планов инвестировать в игорные проекты в Беларуси? 

— Сейчас у нас есть интересы в таких регионах, как Украина, Грузия, — мы развиваем там локальные проекты, но основной вектор нашего развития сосредоточен внутри страны. Когда мы создадим достаточное количество успешных проектов в России, мы, возможно, пойдем и на зарубежные рынки. Самое главное — верно оценить потенциал, емкость рынка, сегодня мы видим все это здесь, в Приморье. Любая другая российская игорная зона, даже Сочи, проигрывают потенциалу Приморья, так как оно расположено рядом с громадным регионом, где живет миллиард человек. Например, индийцам до Владивостока лететь не более 4 ч. Китайцам, корейцам, японцам и того меньше.

— Это лето должно было сложиться для вас крайне удачно, даже в октябре залы казино в Красной Поляне совсем не пустовали, а летом Сочи пережил настоящий туристический бум. Удалось за его счет наверстать упущенную в 2020 году прибыль?

— Мы потеряли в выручке, ведь мы были закрыты три месяца в 2020 году. Изначально мы делали ставку на иностранцев, выручка от них составляла треть от общего объема. 30% в людях и в деньгах по итогу за 2020 год мы потеряли.

Вторая пандемийная волна обошлась меньшими потерями: мы вернули себе часть клиентов, но ограничения на массовые мероприятия все равно не позволили нам наверстать упущенную прибыль. Единственный плюс для нас в этой ситуации — наш клиент стал более целевым, он приходил именно для игры, а не просто на концерт или провести время. При этом мы сохраняем основной вектор развития игорной зоны «Красная Поляна» в формате «Лас Вегас», при которой неигровая выручка составляет более 50%: это концерты, спортивные турниры, ресторан. Вся наша модель построена на развлечениях, мы не только про казино. Рядом есть курорт, где можно отдохнуть в любое время года.  

— Вы активно развивали покерные турниры, у вас были большие планы по увеличению джанкет-туров. Можно ли в сегодняшних обстоятельствах прогнозировать сроки восстановления потоков?

— Что касается покерных турниров, мы практически вернулись в свой прежний календарь — 18 событий в год, с учетом того, что турниры длятся по две недели. Стало меньше иностранных участников. Тоже и с джанкет-турами: если в 2019 году у нас было 250 000 иностранцев, сегодня этого потока нет. Да, Россия приоткрыла воздушные границы, но Краснодарский край не возобновил полетные программы с зарубежными странами в прежнем объеме, а лететь через Москву в Сочи — это не всегда удобно и оправданно. Любая стыковка — это лишнее препятствие. До пандемии мы могли привозить гостей напрямую, скажем, из Шэньчжэнь — на 8 часов полета они готовы, но не больше. И до сих пор не действует электронная виза для иностранцев. Во Владивостоке она работает, и это дает ощутимый эффект; в Краснодарском крае программа не возобновлена в полном объеме.

— Какие направления считаете перспективными?

— Что касается игорной зоны «Красная Поляна», будем развивать туры для арабских стран. Наша основная задача — организовать джанкет-туры из Индии, это крупнейшая по населению страна, ближайшая к Сочи. Из Индии мы возим и сейчас, но стыковочными рейсами. Израиль, ОАЭ, Индия с прямыми перелетами — наши основные направления. Для Владивостока —  вся Азия. 

— Есть мнение, что игорный бизнес в России не сверхдоходный, а сверхрискованный, согласны? 

— Последние 20 лет мы живем в довольно стабильной экономической ситуации. При этом государство для решения своих оперативных задач, как правило, прибегает к одному и тому же инструменту: увеличивает налоговую нагрузку на бизнес. Это обстоятельство мешает строить планы.

— Какова идеальная налоговая модель для игорного бизнеса?

— Главное, чтобы она была стабильна и прогнозируема на горизонте 50–100 лет. Если мы реализуем что-то подобное, мы станем свидетелями расцвета российской экономики. 

— Какую долю рынка откусывает подпольный игровой сегмент?

— Я бы не сказал, что он «откусывает» большой процент, не более 1% и то в моменте. Безусловно, в этом есть коррупционная составляющая. Аудитория этих заведений и наших отличается. К сожалению, всегда будут люди, которые хотят иметь в свободном круглосуточном доступе возможность сыграть. Мы понимаем, что с этим надо что-то делать, решение этой задачи будет поручено Ассоциации игорных зон, которую мы вот только-только создали. Мы пригласили в нее всех руководителей игорных зон и хотим отстаивать позиции игорных заведений на всех уровнях власти, чтобы нас слышали, понимали, что нельзя взять и изменить одномоментно правила игры. Мы хотим, чтобы с нами считались, к нашему мнению прислушивались.