Бизнес Журнал:

Владислав Шапша: Калужская область имеет все, чтобы уверенно себя чувствовать в самых сложных экономических условиях 

Шапша: область уверенно себя чувствует в самых сложных экономических условиях 
icon
16:12; 26 марта 2024 года
ООО «Региональные новости»

Губернатор Калужской области Владислав Шапша в очередной раз становится главной персоной номера не случайно. Регион, несмотря на волну ограничений, остается лидером в привлечении инвестиций. Что лежит в основе стратегии по противодействию санкциям – ответы в большом интервью для «Бизнес-журнала, Центр». 

- Владислав Валерьевич, в начале интервью хотелось бы так или иначе углубиться в недавнюю историю. Субъекты РФ равнялись на Калужскую область в инвестиционном плане, и одномоментно все меняется. Как регион отвечал и вот уже 2 года отвечает на вызовы? 

- Калужская область была и остаётся в России лидером по привлечению инвестиций, по работе с инвесторами. За семнадцатилетний период привлечено 1,5 трлн рублей инвестиций, запущено больше сотни крупных иностранных предприятий. Это очень серьезные цифры. 

С началом специальной военной операции санкции обернулись большой неопределённостью: что будет с заводами, промышленными предприятиями, с экономикой в целом? И это касалось не только автокластера, где присутствуют иностранные инвесторы. У нас активно развиваются фармацевтика, электроника, сельское хозяйство, деревопереработка, бумажное производство и другие отрасли. 

Нам пришлось достаточно много провести переговоров для того, чтобы определиться с судьбой этих предприятий и найти решения. Не секрет, некоторые из них поменяли собственников. Тот же производитель шин Continental перешел в холдинг S8. И таких примеров достаточно. 

Прежде, чем перейти к автомобильному кластеру, хочется понять, как сами иностранные инвесторы отнеслись к своему, зачастую, вынужденному уходу?

- Никто не хотел уходить. И большинство из них остались. Ушли только те, кому не оставили никакого выхода их правительства. Компании, локализованные в Калужской области, с выстроенными внутренними цепочками, они достаточно независимо себя чувствуют и спокойно работают. По понятным причинам, я их не называю, чтобы не подвергать лишним рискам. Но скажу — мы им помогаем работать, решаем многие вопросы. Это и вопросы инвестиций, которые требуют индивидуального подхода, и вопросы прибыли, дивидендной, налоговой политики. Компании это ценят. 

Вы видите, ни один инвестор не бросил предприятие в Калужской области. Даже с нашими«автомобилистами» мы очень долго, год фактически, работали, чтобы они остались. Когда стало понятно, что ничего у них не получается, мы вместе с ними же нашли партнёров.

Когда остановились все автомобильные заводы, было ли ощущение, что любое движение властей в ту или иную сторону может привести к непоправимым последствиям? Автокластер для региона традиционно — это все-таки очень большая часть экономики.

- Да, это действительно серьёзная часть региональной экономики. У нас в лучшие времена до 30% объёма промышленного производства обеспечивались автомобильным кластером. Это 30 предприятий, а не три гранда — бывшие заводы Volkswagen, Volvo и Citroën. Это еще десятки смежных предприятий, обеспечивающих производство комплектующих. Они выстраивались под автомобильное производство, но развивались по-разному. Кто-то ещё в докризисные времена достаточно широко интегрировался и с другими потребителями этой продукции, в частности, с отечественными автогигантами «ГАЗом» или«АвтоВАЗом», а кто-то был «заточен» только под иностранных крупных производителей. 

Вторым, конечно, пришлось сложнее. По итогу ситуация 50 на 50 – половина из них продолжила работу, мы помогли им адаптироваться к новой ситуации. Я не раз вел переговоры с директором «АвтоВАЗа», благодаря их заказам у смежников кратно вырос объём производимой продукции, некоторые работают даже с перегрузом. 

Параллельно вели работу по перезапуску ядра автокластера. В конце 2023 года заработали два предприятия. Бывший завод Volvo теперь производит отечественные крупнотоннажные грузовики Kaluga Next машиностроительного предприятия «АМО». План на этот год – не меньше 2 тыс. машин. И мы в поиске партнеров, сотрудничество с которым позволит ещё больше увеличить объём производства. В планах выйти на максимальную мощность в 15 тыс. грузовиков. Дальнейшее увеличение производства потребует строительства уже новых корпусов. А на площадке ПСМА компания «Автомобильные технологии» запустила производство кроссоверов. 

Очень непростым был поиск партнёров на завод Volkswagen. Сам завод огромный, но он по силам новому владельцу — компании с резервной мощностью производства 500 тыс. автомобилей. Из них половина – это Калужская область. Вот на эти цифры мы настроены, эту задачу сможет выполнить калужское предприятие. Детали станут известны позже. 

То, что есть сегодня — хорошие специалисты и оборудование — все стабильно работает, а не простаивает и не разобрано, как иногда пытаются представить. Это очень важно. Производство новых моделей автомобилей — процесс не быстрый, с момента принятия решения любому заводу нужно в среднем 12 месяцев. 

- В конце декабря при вашем участии была запущена сборка автомобилей на заводе ПСМА в Калуге, межведомственная комиссия единогласно утвердила новые условия СПИК. Условия контракта в нынешних реалиях как-то изменились? 

- Это те же условия — локализация, наша поддержка, в том числе налоговая и, конечно, утильсбор. СПИК — главный инструмент, который позволяет сделать производство автомобилей выгоднее, чем их доставка из-за границы, в этом смысл. 

- Калужская область самостоятельно борется за сохранение своего автокластера? Насколько федеральное правительство включено в этот очень сложный процесс?

- Мы в тесной связке с Минпромторгом. Представители министерства не раз приезжали на предприятия для того, чтобы увидеть все своими глазами. И были, кстати, удивлены, насколько нам удалось продвинуться в решении многих вопросов. 

Если в общем оценить финансово-экономические показатели автомобильной отрасли, то после введения санкций она в регионе сильно просела?

- Не просела, она обнулилась. Мы производили ежегодно 100-200 тыс. автомобилей, а потом ноль в течение года. Конечно, это серьёзная экономическая просадка. На начало прошлого года у нас дефицит бюджета составлял больше восьми миллиардов рублей. Но Калужская область – это не только автомобильный кластер, это серьёзная работа разных отраслей. 

У нас есть серьезные заделы в секторе овощеводства. В планах построить мегаферму в Сухиничском районе, аналогичную крупнейшему предприятию в ЦФО по круглогодичному выращиванию овощей. Соглашение было подписано в прошлом году на полях Петербургского экономического форума. Или взять такую красивую отрасль как цветоводство – 25% всех тепличных цветов в стране выращивает калужский регион. И таких примеров в Калужской области очень много. 

А что сегодня составляет основу экономики Калужской области? 

- У нас серьёзные налогоплательщики – компании пищевой промышленности. Если их агрегировать, получатся первые строчки наших доходов. Серьёзные средства в бюджет приносит металлообработка, производство компьютеров. В Калужской области есть достаточно успешный производитель компьютерной техники, к которому проявил интерес «Росатом», и мы рассчитываем на новые инвестиции, на увеличение роста производства в этом секторе. У нас хорошо развивается фарма. Особая экономическая зона «Калуга» является лучшей в стране - мы вместе с «Алабугой» делим первое место. Казалось бы, два кризисных года, вокруг нас санкции, всем достаточно непросто, а в ОЭЗ ППТ «Калуга» разместились 16 новых предприятий. 

В фармацевтической промышленности продолжают работать много иностранных инвесторов. Мы обратились к правительству РФ и недавно было подписано постановление о создании под фарму третьей площадки в ОЭЗ «Калуга» в Бабынинском районе. Это 100 с лишним га. Первые предприятия начнут строиться уже этим летом. Проект рассчитан на 10 лет, общий объём инвестиций – не менее 17 млрд рублей. 

- Вы упомянули об интересе к заводу компьютеров со стороны «Росатома». Ожидается некое стратегическое партнерство?

- У нас очень давние и конструктивные отношения с «Росатомом», сейчас они расширяются, шагнув за пределы производства и научной сферы, распространившись в том числе на коммунальную сферу. В рамках концессию порядка 7 млрд рублей в ближайшее время будет вложено в развитие этой инфраструктуры в Обнинске. 

- Что касается научного кластера в Обнинске, очевидно, он будет решать задачи не только конкретной территории, его цели шире?

- «ОбнинскТех», вы правильно отметили, сосредоточен на производстве наукоёмкой продукции. Мы вместе с руководителем «Росатома», ректором Московского инженерно-физического института обратились к президенту с предложением создания такого образовательного кластера у нас в Обнинске. Там для этого есть все предпосылки, начиная от первой в мире атомной электростанции, семидесятилетний юбилей которой будем отмечать в этом городу, заканчивая серьезными научными школами. 

Интересный момент: когда наш президент Владимир Владимирович Путин запускал станцию «Аккую», рядом с ним стояли будущие эксплуатанты станции — молодые ребята, они за неделю до этого выпустились из учебных заведений Обнинска. Все это позволяет подступиться к решению такой важной стратегической задачи как подготовка кадров технической элиты не только России, но и мира. Такая мягкая сила. Не зря в Советском Союзе очень активно было развито образование для иностранных студентов, которые по возвращении к себе на родину становились амбассадорами, проводниками идей нашей инженерной школы. 

 - А что касается строительства крупнейшего в Европе завода по производству радиофармпрепаратов, на какой сейчас стадии этот проект? Изначально датой запуска назывался 2025 год. 

- Проект реализуется даже с некоторым опережением сроков. По нему, кстати, тоже подписан специальный контракт. Коробка практически возведена, оборудование закупается, все будет сделано в срок. В 2025 году мы получим первую продукцию. 

Это важнейшие решения в сфере национального здравоохранения. Есть ряд заболеваний, которые очень трудно диагностировать и лечить без наличия радиофармпрепаратов. Наши научные школы позволили как раз разработать новые методики, новые препараты и системы доставки их до внутренних органов. Речь не только об онкологии. Сейчас многие заболевания сердечно-сосудистой системы, нервной системы – бич нашего времени. Благодаря «Росатому», Федеральному медико-биологическому агентству, Министерству здравоохранения Российской Федерации, кардиологическому научному центру этот проект реализуется. Будет работать 21 линия, которая рассчитана на производство тех препаратов, которые уже разработаны и которые будут разрабатываться в наших научных институтах и клиниках, чтобы на 100% закрыть потребности Российской Федерации.

На ПМЭФ была поставлена задача создания производства беспилотных летательных систем, научно-производственного центра и выхода на серийное производство. Времени прошло немного, но что-то уже получилось?

- Да, мы впервые озвучили наши планы по созданию научно-производственной площадки на территории Калужской области именно на Петербургском форуме, и у нас есть для этого как минимум три основания. Это хорошая научно-производственная база, серьёзные компетенции в разработке этих систем. Есть уникальная возможность тестировать аппараты в воздушном пространстве в специально определенных локациях. И у нас есть кадры, чтобы развивать отрасль. Первый в стране Технопарк рабочих специальностей уже сейчас готовит специалистов по восьми направлениям. Кроме того, на площадке технопарка начинает выстраиваться диалог между теми, кто производит аппараты, и теми, кто потом их будет обслуживать. А наши компетенции в сфере испытаний и сертификаций — это как раз основа кластера, его ядро.

Калужский аэропорт — тема для региона непростая. С одной стороны, понятно, если делать ставку на иностранных инвесторов, региональная авиация нужна. Но, с другой стороны, аэропорт датируемый. Ваш взгляд на вопрос? 

- Для наших инвесторов наличие аэропорта - это важно. Региональная авиация решает разные, но принципиальные вопросы. Например, для поддержания и развития тесных отношений с Татарстаном у нас есть рейс в Казань. Планируем открыть рейс в Челябинск. Это удобно и для инвесторов, и для работников, которые трудятся на калужских заводах. 500 тысяч пассажиров обеспечивают безубыточность работы аэропорта. Мы не снижаем объёмы пассажироперевозок и рассчитываем, что в течение нескольких лет выйдем на точку безубыточности. 

- Калужская область шесть лет входит в число регионов с наиболее высокими темпами роста жилищного строительства – 5,3 млн кв. м с 2018 года. Сейчас, когда сворачивается часть льготных ипотечных программ, какими вы видите перспективы отрасли? 

- 1 млн 119 тыс. кв. метров жилья только за прошлый год построили в регионе. Это один из лучших показателей в стране в расчёте на одного жителя. Но это не «пустые» цифры – жилье ради жилья. Мы досрочно закончили очередной этап программы расселения из ветхого аварийного жилья, готовимся к следующему. Мы строим жилье для детей-сирот, для работников сельского хозяйства. Есть программа комплексного развития сельских территории, которая позволяет привлекать квалифицированных работников в отрасль. Как только башенные краны исчезают, начинается стагнация. Мы это прекрасно понимаем, поэтому будем продолжать развивать строительную отрасль,возможности такие есть: нужно только еще один цементный завод построить, я думаю, мы это сделаем. 

- Калужская область – в лидерах с точки зрения развития транспортной инфраструктуры. У вас недавно была встреча с вице-премьером Маратом Хуснуллиным. Как видится дальнейшее развитие М-3? 

- Марат Шакирзянович Хуснуллин с большим вниманием относится к вопросам развития дорожно-транспортной инфраструктуры в регионах. Мы ему за это благодарны. М-3 «Украина» – это важнейшая артерия и для нас, и для Москвы, и для Московской области. Вот это 60-километровое горлышко из Московской области в Калугу является сегодня самым узким моментом в нашей логистической цепочке. Реконструкция начинается уже в этом году. В течение 2 лет проект должен быть реализован. Вместе с компанией «Росавтодор» мы создали штаб, который как раз нацелен на то, чтобы в еженедельном режиме работать над строительством этого участка трассы. 

- Как видно из новостной повестки, Калужская область активно налаживает связи с дружественными странами. Какими?

- Самый крупный наш партнёр – Китай. Китайцы давно освоили возможности Калужской области. У нас хорошие отношения выстроились с Вьетнамом. Один из примеров – компании TH Group, строящие у нас фермы. Они, кстати, строят завод по переработке молока – крупнейший в Калужской области – на 700 тонн сутки. Интерес к производству и переработке молока на территории региона очень значимый. Сегодня мы уже вышли на 520 тыс. тонн производства молока в год, преодолев психологический рубеж в полмиллиона. Этого не было ни в советское время, ни в постсоветское. Наша амбиция – миллион тонн, и мы планомерно к этому идём. 

Турецкие компании прекрасно себя у нас чувствуют и строят заводы. Арабы – новые наши партнёры, у них серьезные планы по инвестированию в логистическую сферу. Словом, нам удалось переориентироваться на Восток, как часто говорят, не снижая темпов по привлечению инвестиций.

Беседовал Андрей Мазов, издатель БИЗНЕС ЖУРНАЛА.

ЕС боится конфисковать российские активы, но США настаивают

Российские активы, замороженные Западом, вызвали раскол во взглядах Европы и США. Европейские чиновники отказываются конфисковывать российские активы, опасаясь, что это нарушит международное право, отобьет желание у инвесторов доверять евро и вызовет ответные меры со стороны России.

21 апреля 10:05

Политики и бизнесмены носят это: как управлять деловой репутацией через имидж

Почему имидж — это эффективный инструмент влияния и развития? Ответы даст бизнес-советник по стилю №1 в России Таша Рублева. «Бизнес-журнал» организует бизнес-практикум, аналогов которому в Туле еще не было

19 апреля 14:21