Бизнес Журнал:

Лоскутное одеяло российской электроники: кто во что горазд?

Лоскутное одеяло российской электроники: кто во что горазд
icon
17:30; 31 января 2024 года

Автор: ru.freepik

ru.freepik

Куда бежать в первую очередь, за что хвататься? В российской электронной промышленности разброд и шатания. Никто не знает, из какого сценария будущего лучше исходить. Россия в изоляции на годы или даже десятилетие вперед, и тогда точно нужно все свое и побольше. Или через несколько лет огонь санкционной политики так или иначе начнет угасать и превратится в тлеющие угольки, и тогда снова — конкуренция со всем миром, а пока всего лишь с его азиатской частью, и ее не избежать, если есть намерение развиваться. Участники выставки «Электронная Россия» явно решили действовать на опережение. Если не сегодня, то когда? Ведь лучшего момента трудно себе представить.

В то, что лучших времен ждать не стоит, уверены многие, и небезосновательно. Потребитель, хоть массовый, хоть промышленный, зажат в тиски либо отсутствием выбора, либо острым дефицитом. Государство оказалось перед угрозами одна опаснее другой. Все готовы платить, было бы за что.

В поисках ответов

В этом и есть главный вопрос, и он не один такой. Что и сколько нужно рынку? Готов ли покупатель подождать, или уже вчера нишу начал штурмовать на все готовый азиатский конкурент? В какой из них спрос узко ограничен, а где устойчив и сохранится в перспективе хотя бы нескольких лет, чтобы успеть на нем заработать? Удастся ли быстро развернуть производство, чтобы другие не опередили? Кто-то скажет: время не спрашивать, а давать ответы, продукты и технологии, ведь санкциям не первый год. Но не стоит упрощать и недооценивать ситуацию, ведь и эти задачи — малая часть того, что производителям электроники придется осознать, чтобы в перспективе окупить вложенные средства и масштабировать бизнес. Во что вложиться, где кредитоваться, как запуститься, с кем подружиться…. Это лишь фасадная, то есть видимая часть проблематики. За ней забота поважнее: как преодолеть недоверие к российскому, а распространяется оно не только на потребительскую часть рынка. С корпоративными клиентами тоже непросто. Несмотря на все риски, многие из них продолжают держаться за иностранный софт, пусть даже устаревший.

Системности нет, движение есть

Но у российских производителей нет другого выбора, кроме как рискнуть и попробовать, и они бегут врассыпную, чтобы окучить выбранную полянку первыми. Что и говорить, отрасль действительно колоссально подросла во всех выражениях — и в количестве игроков, и в деньгах. Растет ассортимент отечественной электроники. Вот, например, в выставке «Электроника России» к участию заявились более 120 компаний. Среди представленных категорий — радио- и микроэлектроника, серверное, печатное, телекоммуникационное, лазерное, контрольно-измерительное оборудование. Здесь же интеграторы, поставщики комплексных решений, включая программно-аппаратные комплексы на базе оборудования из российского реестра, поставщики прикладного и программного обеспечения. На выставке демонстрировали средства производства СВЧ-радиоэлектроники, оптоэлектронные приборы, средства связи и аппаратуру специального назначения, вычислительные комплексы и системы хранения данных, видеонаблюдения и видеорегистрации, процессоры. Список можно продолжать довольно долго, и это хорошо. Пусть даже попытки осваивать новые ниши пока больше напоминают броуновское движение. Рынок российской электроники сегодня похож на лоскутное одеяло. До системного осмысления, куда расти и как развиваться, отрасли еще далеко.

Кто сегодня смелый?

Кажется, что производители хватаются за все, где видят шанс: кто-то по наитию, другие — под конкретный спрос тех же военных или спецслужб, третьи штурмуют розницу. В последней категории повышенным интересом публики пользуются те, кто взялся за производство смартфонов и планшетов. Этот массовый продукт, понятный каждому, своего рода маркер смелости и даже самоуверенности компании в собственных силах. На выставке «Электроника России» отважных «смельчаков» было сразу несколько, и каждый надеялся удивить. Вот, например, планшеты и смартфоны от компании «Fplus» выдерживали не только ажиотажный интерес посетителей, но и любое физическое воздействие, которому их тут же и подвергали. Каждый мог лично убедиться: они не боятся быть растоптанными, утопленными, уроненными с высоты — словом, они бессмертны. Вот она — пользовательская мечта, да еще российского производства. В девайс встроена защищенная операционка «Аврора». Компания «Fplus» специализируется на создании гаджетов по спецзаказу, разрабатывает мобильную электронику для госслужащих, спецслужб и промышленности, поэтому их приборы рассчитаны на эксплуатацию в самых суровых условиях. Розничному потребителю этот продукт незнаком, несмотря на то, что потенциально он обладает уникальными характеристиками, ведь неубиваемость гаджетов — это бесценно. Похоже, время пришло, и производитель решил вступить на высококонкурентный рынок, и не он один такой. Смартфоны и планшеты показывала компания, которая на рынке электроники работает с конца 1990-ых. «Байтэрг» — известный в своей нише российский разработчик и производитель систем видеонаблюдения, им не впервой создавать с нуля электронику, которую до них в РФ никто не делал.

Планшеты — на госслужбе

В новую для себя нишу мобильных гаджетов шагнули три года назад. Стартовали с госзаказа — произвели более 100 тысяч планшетов для переписи населения, это третья часть всех мобильных ПК, которые были тогда в работе у переписчиков по всей стране. «Произвели» — это громко сказано. Начальник отдела продаж «Байтэрг» Максим Насонов говорит, что это была все та же отверточная сборка из импортных комплектующих, но для компании это был важный опыт, благодаря ему удалось наработать компетенции, запустить новое производство, получить референс по эксплуатации в различных условиях. Спустя всего несколько лет на выставке «Электроника России» «Байтэрг» показывает по-настоящему авторский продукт собственной разработки — планшет МВК2101, но на этом его русскость и заканчивается. Внутри все «чужое»: скажем, процессор китайский Unisoc, восьмиядерный с частотой 2 ГГц. Такая немудреная бытовая версия, ее вполне достаточно для работы с документами и любым типом приложений. Максим Насонов признает, что конкурировать с китайскими их продукту пока не под силу из-за большей цены. К тому же потребители по-прежнему считают, что в России не научились выпускать смартфоны и другую мобильную электронику, которые могут представлять интерес. «Но это ничего», — парируют производители, ведь есть еще госструктуры, которые могут использовать в работе только доверенное ПО, то есть российское и защищенное. С этого сегмента и планируют борьбу с потребительским нигилизмом в том же «Байтэрге». Госзаказ — самый лучший и комфортный старт, говорят представители компании: понятные объемы, фиксированная цена, и вопрос спроса не стоит. А дальше информация о новом продукте начнет распространяться по миру. Не имея выбора, госслужащие получат пользовательский опыт — так, глядишь, и предубеждение в массах начнет постепенно развеиваться. К тому же сегодня все обстоятельства располагают к тому, чтобы знакомить пользователей с новыми продуктами.

Пока не конкурентны

Впрочем, производители иллюзий не питают: им вряд ли быстро удастся выйти на большие объемы производства мобильной электроники, значит, цена их продукта будет не конкурентна. Она во многом зависит от комплектующих, а они импортные. Из них и собраны смартфоны и планшеты, которые демонстрируют на выставках. В России по-прежнему большие проблемы с железяками, в первую очередь, с полупроводниками, а еще с программированием микропроцессоров. Программисты есть, но сделать свою работу они не могут — нет доступа. Ситуация с открытыми кодами постепенно улучшается, но те же китайцы крайне аккуратны и не хотят попасть под вторичные санкции США. Для них американский рынок самый денежный. Никто из китайских производителей ради поставок в РФ от него не откажется. В этих условиях выручает только параллельный импорт, но он удорожает стоимость изделия на 5–10%. Пока же производители располагают немногим. Среди доступного — российские ОС, их наличие существенно упростило и во многом расширило горизонты для создания отечественных продуктов. Их у нас как минимум две: РЕД ОС и «Аврора». У них есть сертификация Федеральной службы по техническому и экспортному контролю Российской Федерации (ФСТЭК России), которая дает право на разработку ПО и технических средств для защиты информации, на разработку систем для хранения конфиденциальных данных и на деятельность по охране гостайны. Качество российских ОС неплохое, имеет право на жизнь и развитие, корректно говорят производители. А что им еще остается? Сказано: все российское, исполняй, если хочешь госзаказ. А его хотят все, потому что путь до розничного потребителя, по оценкам участников рынка, может занять порядка пяти лет. В том же «Байтэрге» уверены, что раньше они не смогут выйти на объемы хотя бы 100 тысяч штук в год. Только тогда и появится шанс снизить цену. Чтобы к этому времени добраться до полки, самое время начинать, вот они и пошли штурмовать новые ниши и дошли до тех, кто им в этом должен помогать — производителей оборудования.

Рост не по возможностям

Технологическое перевооружение и развитие даже в стандартных условиях роста — процесс затратный, а в сегодняшних он выглядит как охота за тем, чего нет ни за какие деньги. Как говорит Игорь Приходько, технический директор компании «Sovtest», их мощности перегружены. «Совтест АТЕ» — инжиниринговое предприятие. На рынке уже 32 года, поставляет оборудование для производства и тестирования радиоэлектроники и электротехнических изделий. Флагманский продукт — тестер микросхем. Сегодня продукция компании пользуется ажиотажным спросом. Чтобы его удовлетворить, необходимо крайне быстро расширяться, наращивать компетенции, достраивать технологические цепочки. Игорь Приходько говорит, что в другой ситуации компания вряд ли пошла бы по этому пути, инвестировать в непрофильные для себя направления невыгодно, но сейчас у нее нет выбора. Продукция не серийная, оборудование изготавливается под заказ, и порой, чтобы выточить одну железяку, приходится искать подрядчика по всей стране. А кому нужен штучный заказ, все хотят партию. Выходит, что пути может быть два: создавать у себя все технологические участки или кооперироваться с партнерами и консолидировать спрос. А вот с кооперацией в отрасли большая проблема. Подобного института сегодня нет в РФ, создать его удастся спустя какое-то время, и по указу сверху не получится. Рынок российской электроники, по сути, формируется заново. По оценкам Игоря Приходько, процесс займет минимум пять лет, и то если все будет хорошо, то есть если тренд на импортозамещение сохранится. Так или иначе, но отрасли придется пройти весь этот путь.

Да здравствует кооперация… за деньги

Самые шустрые уже смекнули, что вполне могут заработать и на этом: когда каждому нужно по чуть-чуть, или то, чего у самих нет и создавать долго и дорого. Это уже не кооперация, а скорее отдельный, весьма выгодный бизнес. Сегодня эту нишу осваивают в первую очередь крупные производители электроники, у которых все свое. О том, как это работает, в рамках выставки «Электроника России» рассказал Сергей Евстигнеев. Он возглавляет Центр проектирования перспективных продуктов, который предлагает участникам рынка контрактное производство, проведение ОКР, НИОКР, совместное проектирование. «Отдельно скажу про НИОКР, — добавляет Сергей Евстигнеев, — как правило, проекты ресурсозатратны, дешевле развивать технологии совместно, можно вместе делать новые приборы, вести конструкторские работы. Сегодня надо делать приземление дизайнов, которые производились за рубежом. У нас есть инфраструктура для разработчиков. Мы своего рода тестовый полигон для приземления старых разработок и создания новых. Наша команда умеет разрабатывать технологии, у нас есть свой центр проектирования, который работает со сторонними заказчиками».

С миру по нитке

Подобные фабрики предлагают набор сервисов и делятся с коллегами по цеху доступом к интеллектуальным и технологическим ресурсам — берут на себя выполнение ряда производственных процессов. Для этого постоянно наращивают собственные мощности. Еще одна крайне востребованная сегодня услуга — производство образцов или единичных изделий, ограниченной партии, которые, как правило, нужно создать и протестировать в сжатые сроки. И такую услугу можно перезаказать у тех, кто располагает своей лабораторией. Разработка, производство, лабораторные испытания, сервис — опции, которые у крупных холдингов вроде того же ООО «Элемент-Технологии» есть по умолчанию для собственных нужд. Они уже заточены под производство электроники, поскольку компания работает по широкому спектру направлений, но даже она некоторые виды услуг заказывает на сторонних, контрактных площадках — с точки зрения экономики так точно дешевле. И это несмотря на то, что «Элемент-Технологии» имеет собственный полный цикл и производит большую линейку разноплановых продуктов. На выставке «Электронная Россия» директор по продуктам Александр Соколов анонсировал, что именно «Элемент-Технологии» будет первой в РФ компанией, которая создаст
отечественный платежный терминал, и будет это уже в 2024 году. Заказчику предложат классические терминалы на ОС Android и встраиваемые модели.

Неизбежность локализации

Когда кто-либо делает столь смелые заявления, у остальных мгновенно возникает вопрос: а каким будет уровень локализации на старте продаж. Понятно, что всем без исключения производителям хотелось бы, чтобы он был максимальным, но секретов друг от друга у них быть не может, потому что проблемы общие. Все всё понимают и идут в одном направлении, которое правительство давно определило и закрепило нормативной базой. С тех пор как оно выпустило соответствующее постановление, все научились считать баллы локализации. С каждым годом требования к ней ужесточаются. Хочешь соответствовать, ищи. «Хотим мы того или нет, хотят ли этого наши заказчики, нам придется использовать еще больше отечественных компонентов для производства», — говорит Александр Соколов («Элемент-Технологии»). Он приводит в пример сегмент серверов, где рынок поделен пополам между отечественными и иностранными производителями, но спрос на серверы с российскими комплектующими быстро растет. Производителям осталось лишь ответить взаимностью, и лучшее, что они могут предложить потребителю, — оптимальную цену, так удастся расширить рынок и застолбить на нем свое место. Тот же путь не так давно проходили китайцы, и у них получилось.

Та еще школа!

Некоторым российским производителям и создавать с нуля не придется — им удалось выжить благодаря созданному в советское время научному базису. Среди них, например, одно из подразделений корпорации «Росатом». Российский федеральный ядерный центр — Всероссийский научно-исследовательский институт экспериментальной физики — российское государственное научное и производственное предприятие (ФГУП РФСЦ-ВНИЭФ) хорошо известен в узких кругах со стародавних времен как один из ярких представителей славной советской школы ядерной энергетики. Институт сохранил компетенции, а, встав под крыло мощной госструктуры, получил новые задачи и возможности другого порядка. На выставке «Электроника Россия» он представлял свои последние разработки, но рассказывать о них для широкой аудитории никто не решился: мол, свои и так знают, а непосвященным ни к чему, хотя многое из того, чем сегодня занят нижегородский производитель, — как раз та самая электронная компонентная база, которая так востребована на рынке. Среди прочего Институт производит аналого-цифровые микросхемы, базовые матричные кристаллы, шим-микросхемы, многослойные печатные и керамические платы, модули для спутниковой навигации GPS/ГЛОНАСС. Но и это далеко не все. Ядерный центр предлагает рынку отечественную защищенную систему создания и управления сквозным жизненным циклом продукта «Цифровое предприятие»; пакет программ инженерного анализа и суперкомпьютерного моделирования для высокотехнологичных отраслей промышленности «ЛОГОС»; а также компактную ЭВМ «рекордной производительности».

Транзисторы с русской душой

Еще один корифей отечественной электроники — «Фрязинский завод мощных транзисторов», создан в 1964 году. Специализируется на производстве компонентной базы для силовой электроники, которая используется в аппаратуре специального назначения. Область применения — в ответственных узлах и блоках электропитания и электрооборудования различных систем вооружений и военной техники для ВМС, ВВС, РВСН и сухопутных войск. Также выпускает мощные транзисторы общепромышленного назначения. Большая часть того, что производит завод, засекречена. Остальную предлагают гражданским потребителям. В этом году на предприятии создали новую версию мощного биполярного транзистора Дарлингтона. По сравнению с предыдущими поколениями он меньше по габаритам и весу, гарантийная наработка увеличена, улучшены электрические параметры. Такие уже используются в технике для СВО. Понятно, что мощности завода загружены как никогда, за последние два года объем заказов вырос больше чем на 100% вместе с потребностями военных и других ведомств специального назначения. На рекламном проспекте, с которым мог ознакомиться буквально любой посетитель выставки «Электроника России», завод написал: «транзисторы с русской душой», но значит ли это, что они производятся из отечественных комплектующих? Вопрос для предприятия, которое работает по гособоронзаказу, сложный. Вот у кого выбора точно нет. Сотрудники, представлявшие завод на выставке, отвечают то, что и должны: ищем новых поставщиков внутри страны, и добавляют, что для них куда большая проблема — оборудование. В предыдущие годы покупали то, которое хотели. Сегодня парк на треть состоит из зарубежного, еще столько же — старое советское оборудование и последняя треть — современное российское. Сегодня есть задача найти поставщиков по всему спектру внутри страны. Только так можно уйти от проблем с сервисным обслуживанием и запчастями.  

Есть что сохранять

Как оказалось, в России много чего есть, что, безусловно, добавляет оптимизма бурлящему котлу бесконечных проблем российской электроники. АО «ЗПП», он же «Завод полупроводниковых приборов», — еще один пример того, как важно сохранять и преумножать собственные научные достижения и никуда не сворачивать с пути технического прогресса. Завод запушен в 1941 году, выпускает более 900 видов металлокерамических корпусов для интегральных микросхем. В последние годы здесь освоили новые направления — изделия из керамики, графита, рамки для металлополимерных корпусов, контактирующие устройства, многослойные керамические платы. На выставке «Электроника Россия» АО «ЗПП» представил свои последние разработки: миниатюрные безвыводные металлокерамические корпуса, металлокерамические корпуса для силовой электроники, а также контактирующие устройства, спутники-носители и графитовую оснастку. В ходе дискуссии с коллегами коммерческий директор АО «ЗПП» Андрей Вагин прямо заявляет: «Мы знаем, куда хотим развиваться, но мешают трудности с материалами и оснасткой. Мы планируем локализовать производство изделий из огнеупорной керамики, поскольку это необходимо для нашего внутреннего технологического процесса. Мощностей достаточно, но есть узкие места, расшивкой которых мы занимаемся». Не все оборудование удается заместить российским, то же касается производства ЗИПов. Доля импортных материалов доходит до 70%. Купить их на международных рынках не проблема, но срок доставки нереально длинный, а вот по материалам на заводе решили локализоваться полностью. Здесь верят в отечественные умы, поэтому выстроили работу с вузами и техцентрами и планируют к 2026 году достигнуть локализации 80–90% по критически важным материалам. Те, которые нужны для вспомогательного производства, например, сетки, бумаги, рамки, локализуют до уровня 70%. Быстрее и больше не получится. Многие виды материалов не выпускают в РФ, их производство полностью утрачено, хотя когда-то было. Особенно сложно по ряду позиций малотоннажной химии. Спрос на них очень узкий, поэтому развивать их отдельное производство нерентабельно. Нужно искать новые, более бюджетные способы, и никто не может сказать, когда ждать технологического прорыва.

Прорыв — вот оно ключевое слово, которое сегодня больше других характеризует происходящее в российской электронной промышленности. Отрасли предстоит победить время, превозмочь себя и десятки высоких барьеров, чтобы дойти туда, где сегодня находятся те страны, которые старались верно следовать за передовой технической мыслью. В чем-то российские производители сильны, как и их иностранные конкуренты, где-то компетенции отсутствуют полностью или частично утрачены. Но то, с каким энтузиазмом и верой отрасль движется к цели создать свое, впечатляет даже непосвященных в детали. Какой бы сценарий ни ждал их и нас как потребителей в будущем, усилия не будут напрасными, и когда-нибудь мы точно поверим, что в России могут хорошо делать не только ядерные ракеты, но и смартфоны.